123456

Необоснованная налоговая выгода: новая ст. 54.1 в НК РФ - есть ли ясность?

14 сентября 2017

19 августа 2017 года вступила в силу статья 54.1 НК РФ. Решит ли ее появление проблему трактовки необоснованной налоговой выгоды или же, напротив, создаст почву для новых споров ФНС с налогоплательщиками?

Отвечает Вадим Чимидов, руководитель направления налоговой практики «Правовест Аудит», Советник государственной гражданской службы Российской Федерации 2 класса.

В.Ч. Действительно новая статья 54.1 взбудоражила профессиональные бизнес-сообщества. И многие, к числу которых отношусь и я, видят в этой статье негативный правоприменительный потенциал. По сути, сейчас норма устанавливает три условия для налогоплательщиков для того, чтобы законно получать налоговые выгоды:

1. Правильное целеполагание, т.е. совершение соответствующих операций не должно иметь исключительной целью получение налоговых выгод.

2. Отсутствие искажений фактов хозяйственной жизни, которые признаются для целей налогообложения и бухгалтерского учета.

3. Кроме того теперь НК РФ выдвигает в качестве условия для получения налоговой выгоды непосредственное исполнение обязательств стороной по сделке (по договору), либо иным лицом на основании соответствующего договора, либо в силу закона. При этом закон, устанавливая соответствующие требования, не определяет рамки ответственности налогоплательщика за соблюдение этого условия.

В очередной раз оценка обоснованности получения налоговой выгоды
поставлена в зависимость от усмотрения налогового органа, который сможет давать оценку абсолютно произвольно, исходя из конкретных обстоятельств.

Например, будет ли считаться соблюденным данное условие в ситуации, когда, допустим, товар поставляется организацией, имеющей в своем штате единственного работника в лице генерального директора? При том, что обязанности, корреспондирующие из этой поставки налогообложения, будут исполняться надлежащим образом. И для этих целей будет, естественно, заключен договор на приобретение перепродаваемого товара, ну и, допустим, договор на транспортировку его до покупателя. И возникает ли в этой ситуации у налогоплательщика, проверяемого налоговым органом, обязанность устанавливать до заключения договора или в ходе его исполнения обстоятельства, связанные с передачей каких-то функций по поводу поставки третьим лицам? Даже в предлагаемой модели видятся риски, что налоговый орган сделает вывод о несоблюдении условий ст. 54.1, а именно в связи с не-непосредственным исполнением договора по сделке.

Н.Н. Вадим, абсолютно с Вами согласна. Действительно статья 54.1 привносит больше спорных моментов, и искать правду, похоже, придется в арбитражном суде. Примечательно, что в этой ситуации налоговые органы очень живо отреагировали. Речь о Письме ФНС России от 16 августа 2017г. № СА-4-7/16152@.

В.Ч. Письмо только усиливает опасения относительно негативных перспектив применения статьи 54.1. Потому что, на мой взгляд, очевидна ориентированность инспекции на подход к оценке обоснованности получения налоговой выгоды преимущественно с позиции установления фактов не-непосредственного исполнения обязательств по сделке. При этом, что еще больше ухудшает для налогоплательщиков ситуацию, по сравнению с периодом до вступления в действие в силу этой нормы, - при установлении таких отрицательных фактов, налоговые органы теперь уже будут вынуждены пересматривать производные из таких сделок налогового обязательства полностью.

Если раньше речь шла об отказе в применении налоговых вычетов по основанию – не проявлена должная осмотрительность и осторожность при выборе контрагента.

То теперь, помимо вычета по налогу на добавленную стоимость, речь может идти об отказе в праве на учет затрат, связанных с приобретением пусть и реального товара,
реальных результатов работ или реально оказанных услуг.

Н.Н. Мы затронули очень интересный момент, связанный с должной осмотрительностью и осторожностью. Насколько актуально на сегодняшний день проявлять эту должную степень осмотрительности и осторожности при выборе контрагента?

В.Ч. Может показаться, будто бы данный критерий перестал быть необходимым для решения вопроса обоснованности получения налоговой выгоды. Однако, как мне кажется, он сейчас трансформирован в необходимость для налогоплательщика каким-то образом, собственно тем же самым, что он и делал ранее, удостоверяться в возможности, способности своего контрагента непосредственно исполнить обязательства перед собой. Либо какими-то методами, которые нигде законодательно не закреплены, убеждаться в такой возможности благодаря привлечению к исполнению договора третьих лиц. И пока правоприменительная арбитражная практика по этому вопросу не наработана, я бы рекомендовал налогоплательщикам продолжать практику проверки своих контрагентов. Но уже не только в контексте исполнения своих налоговых обязательств, а именно через аспект обладания ими необходимыми ресурсами для исполнения обязательств по предполагаемому договору.

Н.Н. Здесь обратим внимание на Письмо ФНС России от 23 марта 2017г. № ЕД-5-9/547@. Там есть моменты, которые касаются непосредственно необоснованной налоговой выгоды и того, какие конкретные мероприятия и действия желательно, по мнению налоговых органов, проводить налогоплательщикам.

В.Ч. Хотелось бы поговорить еще об умысле, о новых тенденциях в налоговых проверках. Августовское Письмо ФНС начинается с рекомендаций для налоговых органов усилить работу по установлению умысла налогоплательщика в уклонении от уплаты налогов. Фактически это - развитие методических рекомендаций, которые ФНС дала совместно со Следственным комитетом России по установлению такого умысла.

Для налогоплательщика полезно ознакомиться с Совместными методическими рекомендациями ФНС России и Следственного комитета России.

Эти рекомендации содержат много полезной информации: о методах налогового контроля, которые налоговые органы теперь уже обязаны в силу рекомендаций осуществлять. А именно, каким образом должен производиться осмотр, кто - допрашиваться, о чем спрашиваться и пр.

Вторая часть этих рекомендации по сути представляет собой описание основных схем, по мнению налоговых органов, используемых для целей уклонения от уплаты налогов, которые вполне возможно примерить на свой бизнес и понять насколько он может оказаться под вниманием налоговиков.

Вопросов, связанных с необоснованной налоговой выгодой, много. Наши эксперты и приглашенный действующий чиновник — сотрудник УЭБиПК РФ обсудят их 29 сентября на Круглом столе «Налоговая безопасность: выход есть». Присоединяйтесь к нам в зале ТПП РФ или смотрите трансляцию/запись в любое удобное время.

Подробнее