123456

ВЭД и налоговые риски 2018: конференция о новостях и возможностях

23 мая 2018

«Внешняя экономическая деятельность и закон» — бизнес-конференция, которую 22 мая 2018 года в Ростове-на-Дону организовал «Альфа-банк» при участии компании «Правовест Аудит». Мы побеседовали со спикерами мероприятия по темам ВЭД и налоговых рисков.

Оглавление:

  1. Изменения валютного законодательства 2018 года
  2. Тенденции развития ВЭД
  3. Возможности, которые дает банковское сопровождение ВЭД
  4. Актуальные тренды налогового контроля
  5. Необоснованная налоговая выгода: серьезная зона риска
  6. Умысел в действиях налогоплательщика: признаки и последствия
  7. Страховка от налоговых рисков — новый тренд
Юлия Зуйкова
Руководитель направления по развитию продуктов среднего и крупного корпоративного бизнеса АО «Альфа-банк»
Наталья Наталюк
Ведущий практикующий юрист по налоговым и гражданским спорам.
Маргарита Дружинина
Собственник и управляющий партнер и «Правовест Аудит».

Изменения валютного законодательства 2018 года

С 1 марта начала действовать новая инструкция Банка России № 181—И «О порядке предоставления резидентами и нерезидентами уполномоченным банкам подтверждающих документов и информации при осуществлении валютных операций, о единых формах учёта и отчётности по валютным операциям, порядке и сроках их предоставления». Каковы положительные и отрицательные стороны этого документа?

Юлия Зуйкова

Новая инструкция ориентирована на упрощения существующих требований в области валютного законодательства больше для малого бизнеса, особенно для экспортёров. Так, например, экспортёрам фактически вдвое увеличили порог по общей сумме обязательств контракта (до 6 млн. рублей). Это позволяет работать по упрощённой схеме, без постановки контрактов на учёт и присвоения им уникального номера контракта.

Был существенно увеличен порог по общей сумме обязательств контракта (не более 200 тыс. рублей), при котором не требуется предоставление документов—оснований в банк для целей валютного контроля при проведении расчётов.

Для участников ВЭД, в сегменте среднего и крупного бизнеса с 1 марта 2018 не произошло существенных изменений. Да, новая инструкция отменила понятия паспорта сделки и справки о валютной операции, но осталось требование об обязательном учёте контрактов и операций по ним. К положительным моментам можно отнести сокращение нормативных сроков на принятие контрактов на учёт в уполномоченных банках с присвоением уникального номера контракта, теперь на это у банков есть 1 рабочий день.

Также теоретически упростилась процедура перевода контрактов на обслуживание из одного банка в другой. Для этого участнику ВЭД необходимо снять контракт с учёта в одном банке и новому банку сообщить лишь уникальный номер контракта, а также предоставить этот контракт. Новый банк самостоятельно запрашивает необходимую информацию у Банка России. Я делаю акцент на «теоретически», так как на практике формат запроса нового банка в Банк России не изменился.

Новый банк должен заполнить запрос, исходя из данных ведомости банковского контроля, которую ему клиент не обязан предоставлять. Мы надеемся, что в ближайшее время регулятор обратит на это внимание и упростит внутренний процесс взаимодействия между ним и уполномоченными банками.

Участники ВЭД не должны больше оформлять справки о валютных операциях при проведении расчётов, но по—прежнему, вместе с расчётным документом, обязаны предоставлять уполномоченным банкам дополнительные сведения о валютных операциях, которые ранее содержались в справках.

Для клиентов на один «бумажный» документ стало меньше, а банки наделили обязанностью вести учёт валютных операций клиента самостоятельно; я имею ввиду определять код вида валютной операции, исходя из имеющихся у банка документов. Однако клиент по—прежнему отвечает за конечный результат по итогам сделки. Ответственность за нарушения валютного законодательства по — прежнему серьёзная — до 100% суммы операции.

С 14 мая вступили в силу поправки в Федеральный закон 173—ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» и Кодекс об административных правонарушениях, предусматривающий персональную ответственность для лиц, принимающих решения. Облегчают или усложняют жизнь эти изменения российского законодательства участникам ВЭД? Какие нововведения планируются в ближайшее время?

Юлия Зуйкова

С января 2018 года в Федеральный закон 173—ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» пять раз вносились поправки, и есть вероятность, что они не последние в этом году. Поправки касаются как физических, так и юридических лиц.

Все граждане РФ теперь признаются резидентами, даже если они проживают за рубежом; соответственно обязаны соблюдать российское валютное законодательство, которое содержит ряд ограничений.

Например, физические лица — резиденты, не являющиеся близкими родственниками, не могут вести между собой расчёты в иностранной валюте (в сумме более 5000 долларов США). При этом новая версия закона разрешает выплачивать заработную плату в иностранной валюте физическим лицам, чьё место работы находится за пределами РФ.

Для юридических лиц закон ужесточил требования к репатриации денежных средств в иностранной валюте и российских рублях. Теперь это касается и займов, выданных резидентами в адрес нерезидентов. Внешнеторговые контракты обязательно должны содержать информацию о конечных сроках исполнения обязательств. Так как в законе появились новые требования, то появилась ответственность за их несоблюдение, которая определяется Кодексом об административных правонарушениях.

За незаконные валютные операции и вывод капитала за рубеж появилась персональная ответственность для лица, принимающего решения в организации, в виде штрафа от 20 до 30 тысяч рублей, а при повторных нарушениях такому лицу может грозить дисквалификация на срок от 6 месяцев до 3—х лет.

На вопрос, облегчают или усложняют жизнь эти изменения российского законодательства участникам ВЭД, нельзя ответить однозначно, так как для участников внешнеэкономической деятельности упрощается процесс оформления сделок: отменены документы (паспорт сделки и справка о валютных операциях) и сроки на принятие контрактов со стороны банков сократились. При этом вводятся новые требования, которые ужесточают контроль за выводом капитала.

У нас нет данных, какие именно нововведения будут происходить в валютном законодательстве в ближайшее время, но мы постоянно держим руку на пульсе и стараемся работать на опережение. Достаточно активно обсуждаются инициативы про снижение штрафов за несоблюдение валютного законодательства, про снижение мер контроля за валютными операциями, особенно для экспортёров. Поживем — увидим.

Тенденции развития ВЭД

Если говорить о тенденциях 2017–2018 годов, то, что можно сказать о развитии внешнеэкономической деятельности: какой она становится, по каким векторам будет развиваться?

Юлия Зуйкова

В условиях санкций вектор внешнеэкономических отношений, конечно, изменился. Бизнес стал смотреть шире и больше в стороны торговых отношений с Азией, где–то даже с Латинской Америкой, то есть меняется география торговых интересов. Безусловно, развиваются отношения с нашими ближайшими соседями, странами, входящими в Таможенный союз. Однако, есть то, что стабильно и неизменно в течение времени —экспорт энергоресурсов по–прежнему занимает значительную долю в товарообороте.

Нашими стратегическими партнерами являются страны Европейского Союза. По данным ФТС, товарооборот за период январь–март 2018 со странами ЕС составляет 70,79 млрд. долларов — это около 44,9% от общего объема, со странами АТЭС — 45,39 млрд. долларов (28,8%), а со странами ЕАЭС — 13,13 млрд. долларов (8,3%).

За последние несколько лет, бизнес адаптировался к стресс–тестам в виде расширения санкционной политики; осознал, что эта ситуация в мире надолго и стал искать другие пути развития. Внешнеэкономическая деятельность становится прозрачнее: существует автоматизированный обмен данными внутри ведомств в нашей стране; также развиваются глобальные технологии обмена данными, стирающие границы между странами.

Возможности, которые дает банковское сопровождение ВЭД

Расскажите, пожалуйста, о новых услугах по сопровождению внешнеэкономической деятельности.

Юлия Зуйкова

Сегодня жизнь участника ВЭД полна изменений, с которыми порой в одиночку не справиться. В этих условиях важно найти партнера, который всегда будет рядом в новой ситуации и предупредит о неверном шаге. Прежде всего, таким партнером должен стать тот, кто обладает компетенциями и экспертизой в области международных расчётов, таможенных процедур и налогового учёта. На рынке достаточно сложно найти такого уникального партнера в одном лице, а ведь это важно обращаться в «одно окно» и получать сервис комплексно.

Именно поэтому мы в Альфа–Банке организовали комплексный консалтинг по внешнеэкономической деятельности, готовы обеспечить поддержку наших клиентов силами наших партнёров в области организации таможенных процедур, логистики, налогового и управленческого аудита и даже можем помочь с поиском партнёров как внутри страны, так и за рубежом. Для клиентов ценно, что они обращаются к своему финансовому партнёру, которому доверяют и оперативно получают рекомендации, в которых нуждаются.

Почти каждая компания, занимающаяся внешнеэкономической деятельностью подвержена валютному риску из-за волатильности рынка. Всё больше финансовых компаний предлагают различные инструменты для защиты от скачков курсов валют, так называемые производные финансовые инструменты: форвардные и фьючерсные сделки, опционы. Выбирая сегодня финансового партнёра, убедитесь, что ваша компания может рассчитывать не только на сервис по переводу средств, но и на помощь в учёте валютных операций и контрактов и всестороннюю консалтинговую поддержку по вопросам ВЭД.

Как планируется развивать продукты Альфа–Банка для среднего и крупного бизнеса в этом году? Перечислите наиболее популярные запросы владельцев, директоров и бухгалтеров компаний.

Юлия Зуйкова

Мы действительно, достаточно технологичный банк, и наш фокус на 2018 год — это digital–решения для бизнеса. Наша продуктовая разработка, прежде всего, основывается на потребностях наших клиентов. Мы на регулярной основе проводим мероприятия с клиентами, собираем от них пожелания и выявляем потребности в тех или иных сервисах; эта информация ложится в основу наших разработок.

Для бухгалтера ценность состоит в возможности провести расчёты в один клик. Для финансового директора — возможность эффективно управлять финансовыми потоками, в том числе быстро и выгодно провести конверсию валюты, не отвлекать средства на оплату штрафов за нарушения валютного законодательства, поэтому важно получать оперативную аналитику для предупреждения нарушений. Ценность для коммерческого директора состоит в том, чтобы легко находить новых партнеров за рубежом, легко управлять контрактами, и чтобы таможенные процедуры и логистика не доставляли лишних хлопот. Каждому сотруднику компании, отвечающего за какой-либо функционал по внешнеэкономической деятельности, у нас есть что предложить.

В чём вы видите главные особенности конференций «ВЭД и закон», которые Альфа–Банк проводит в российских городах?

Юлия Зуйкова

Цель наших конференций донести до клиентов важную информацию для успешного ведения бизнеса, в том числе последние изменения законодательства и тренды во внешнеэкономической деятельности. Сегодня наша цель — выстроить долгосрочные отношения с клиентами, мы заинтересованы в их успешности.

Актуальные тренды налогового контроля

Как можно кратко обрисовать ситуацию с налоговым контролем бизнеса сегодня?

Наталья Наталюк

В фискальной среде происходят стремительные и кардинальные изменения, и это, несомненно, отражается на бизнесе в целом. Да, стало сложнее, так как многие налоговые «схемы», которые ранее «прокатывали», теперь стали опасны и дешевле избегать их вовсе. Внедрение в работу налоговых органов инновационных технологий позволило концептуально поменять парадигму контрольной работы, автоматизированные системы позволяют быстро вычислять факт неуплаты налога в бюджет, проблемных контрагентов.

Тотальный контроль за движением товарных и денежных потоков, обмен информацией на международном уровне — всё это привело к тому, что бизнес для налоговых органов становится абсолютно прозрачным.

Доначисления по результатам проверок растут с каждым годом, любая выездная проверка по статистике приносит в бюджет как минимум 16,4 млн. рублей (а в среднем — 55 млн. руб.!). Также не стоит забывать о том, что за налоговые долги компании может расплатиться собственник / руководитель. Многое изменилось для бизнеса и пришло время осознать все серьёзные риски. Пора менять своё «налоговое мировоззрение», чтобы не только сохранять свой бизнес в такой нелёгкой ситуации, но и успешно развивать его без страха налоговой проверки.

Известны ли перспективы развития налогового контроля на текущий год? Чего ждать бизнесу?

Наталья Наталюк

Одна из основных задач ФНС на ближайшую перспективу — интеграция систем АСК НДС, ККТ и маркировка, чтобы обеспечить транспарентность, т.е. прозрачность рынка на основе достоверной информации о товарообороте в масштабах страны. В феврале 2018 года в первом чтении был принят проект Закона «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации», который отменяет обязательные проверки раз в три года и переориентирует налоговые органы на нарушителей. Число проверок продолжит сокращаться, именно за счёт риск—ориентированного подхода.

Контроль рисков не только увеличивает сроки между проверками, но и освобождает от проверок тех, кому присвоена низкая категория риска. Бизнес получит такую возможность в случае добросовестного поведения и хорошей истории проверок.

Также предполагается, что новая система мотивации и оценки результативности будет поощрять открытость и лояльность налоговых органов к законопослушному бизнесу. И это радует. Кстати, риск—ориентированный подход, который будет утвержден на уровне закона в 2018 году, уже несколько лет внедряется на практике.

Что значит низкая или высокая категории налогового риска, и как понять к какой категории относится компания?

Наталья Наталюк

В высокую группу риска попадают компании, которые:

  • возможно, применяются для махинаций с налогами;
  • сами используют фирмы—однодневки, подконтрольные организации;
  • используют формальный документооборот при отсутствии реальности сделок, чтобы создать видимость наличия контрагентов и получить незаконные «послабления» по налогам;
  • не имеют ресурсов, чтобы заниматься той деятельностью, которой они якобы занимаются;
  • не платят налоги или платят их по минимуму.

К компаниям с низким уровнем риска относятся те, которые действительно занимаются той деятельностью, которая прописана в их документах. И у таких компаний есть для этого все ресурсы, вовремя платят все налоги. Кстати, налоговый орган учтёт уровень риска при определении очередности и перечня мероприятий налогового контроля, при определении роли налогоплательщика при построении схемы поставщиков и покупателей для поиска выгодоприобретателя.

Налоговыми органами планируется публикация оценки налогоплательщиков по принятым критериям риска в их личных кабинетах. Там же будут опубликованы и рекомендации, как соответствовать портрету добросовестного налогоплательщика.

Иными словами, каждый налогоплательщик сможет узнать, что именно инспекции считают «плохим», а что «хорошим» в ближайшей перспективе.

Чтобы минимизировать риск попадания компании в высокую зону риска, также целесообразно проверять уровень налоговой нагрузки, рентабельности, средней заработной платы и сравнивать их с данными аналогичных налогоплательщиков. Информацию для сравнения можно взять на официальных сайтах: ]]>ФНС]]> и территориального органа ]]>Федеральной службы государственной статистики]]>.

Необоснованная налоговая выгода — серьезная зона риска

Сейчас много говорят о необоснованной налоговой выгоде. Это серьезная зона налогового риска?

Наталья Наталюк

Да, конечно серьёзная. Бизнесу важно помнить, что ст. 54.1 НК РФ указывает на недопустимость искажений учёта и отчётности, уменьшающих налоговую базу (умысел в совершении налогового правонарушения). Далее, целью сделки не должна быть неуплата и (или) зачет (возврат) суммы налога (должна быть деловая цель сделки). И сделка должна исполняться лицом, с которым заключён договор или лицом, которому обязательство передано по договору или закону (реальность сделки). Вот те основные тесты, которые должен пройти налогоплательщик чтобы подтвердить обоснованность получения налоговый выгоды.

Если основной целью сделки (операции) являлось не получение результатов предпринимательской деятельности, а исключительно получение налоговой экономии, то сделка (операция) не исполнена заявленным контрагентом и налогоплательщик использовал формальный документооборот — всё это в совокупности может свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды.

Следует также отметить, что, если инспекция устанавливает и доказывает факт умышленности действий налогоплательщика, которые направлены на неуплату налога, то налоговые обязательства, возникшие в результате таких действий, корректируются в полном объеме, то есть налоговые вычеты по НДС и затраты для целей налога на прибыль будут сниматься полностью (например, Письмо ФНС от 16.08.17 № СА-4-7/16152@).

Нюансов и вопросов применения на практике ст.54.1 НК РФ немало?

Наталья Наталюк

Да, недаром ФНС России приняла решение, централизовать процесс применения статьи 54.1. НК путем введения процедуры согласований:

  1. решение принимается м
  2. фывестной инспекцией,
  3. решение согласовывается Региональным управлением,
  4. решение одобряется Центральным аппаратом налоговой службы (то есть непосредственно ФНС).

И это неплохо, поскольку позволит повысить качество принимаемого решения с применением ст. 54.1 НК РФ, вырабатывать единообразную позицию по схожим вопросам, наладить методологическую поддержку ФНС для подчиненных органов.

Некоторые эксперты, когда говорят о ст. 54.1 НК РФ, делают вывод об отсутствии необходимости сейчас проверять контрагентов. Какова Ваша позиция?

Наталья Наталюк

Проверка контрагентов, как важный элемент защиты бизнеса, актуальна и сейчас. Налоговые органы должны оценивать обоснованность выбора контрагента, достаточность и разумность мер, принятых для его проверки (Письмо ФНС РФ от 23.03.2017 № ЕД—5—9/547@). На практике, при налоговой проверке инспекция запрашивает документально оформленное обоснование выбора конкретного контрагента, а также другие документы и информацию относительно действий при его выборе.

Что именно запрашивается у налогоплательщика, также перечислено в упомянутом мной Письме ФНС России. Также налоговые органы в ходе проверок запрашивают у налогоплательщика документы и информацию относительно действий налогоплательщика при осуществлении выбора контрагента:

  • документы, фиксирующие результаты поиска, мониторинга и отбор контрагента, источник информации о контрагенте (сайт, рекламные материалы, предложение к сотрудничеству, информация о ранее выполняемых работах контрагента);
  • результаты мониторинга рынка соответствующих товаров (работ, услуг), изучения и оценки потенциальных контрагентов;
  • документально оформленное обоснование выбора конкретного контрагента (закрепленный порядок контроля за отбором и оценкой рисков, порядок проведения тендера и другие);
  • деловую переписку.

На данный момент, исходя из имеющейся судебной практики и анализа разъяснений писем ФНС, следует сделать вывод, что если не оценить репутацию своего контрагента с должной степенью осторожности и осмотрительности, то это может повлечь серьёзные негативные налоговые последствия в виде большой суммы доначислений, пени и штрафов.

Суд отклонил довод налогоплательщика, указавшего, что «налоговое законодательство не содержит понятия должной осмотрительности и не разъясняет, какие действия налогоплательщика могут свидетельствовать о ее проявлении», а потому нет необходимости её проявлять и представлять соответствующие доказательства (Определение ВС РФ от 15.01.2018 года № 304-КГ17-20134).

Так что пока не стоит забывать о должной осмотрительности. А что будет дальше, покажет судебная практика и разъяснения ФНС.

Умысел в действиях налогоплательщика:
признаки и последствия

В беседе Вы упомянули об умысле в действиях налогоплательщика. Как определяют: есть ли умысел?

Наталья Наталюк

Стоит начать с того, что налоговые органы обязательно исследуют признаки умысла в совершении налогового правонарушения. Методические рекомендации, посвященные поиску умысла в ходе проверок и описанию возможных последствий для компаний, подготовлены Следственным комитетом РФ и ФНС России для инспекций (Письмо ФНС РФ от 13 июля 2017 г. № ЕД—4—2/13650@).

Совокупность действий налогоплательщика, направленных на построение искаженных, искусственных договорных отношений, имитация реальной экономической деятельности подставных лиц (фирмы—однодневки) — это пример умышленности совершения налогового правонарушения, влекущей применение налоговой ответственности в виде штрафа 40% от неуплаченных сумм (предусмотрено п.3 ст.122 НК РФ).

Схема уклонения от налогообложения (искусственное «дробление» бизнеса с целью сохранения или получения статуса плательщика налога по специальному налоговому режиму) может быть характеризована как элементарная имитация работы нескольких лиц, когда в реальности все они действуют как одно лицо.

Таким образом, первые признаки умышленности — имитационные. Но полноценной имитации может не происходить. Поскольку налогоплательщик несёт некоторые расходы, используя подставное лицо, и его цель — одновременно стремление, сократить «непроизводительные» расходы. Налоговые и следственные органы должны выявить и документально закрепить признаки умысла.

Использование подставных лиц (фирмы—однодневки) происходит, как правило, умышленно. Задача налоговых и следственных органов — это выявить и доказать. Так, например, между поставщиком и покупателем есть несколько посредников, и один из них имеет яркие и однозначные признаки фирмы—однодневки, в том числе не уплачивает налоги. (Схема приведена на официальном сайте ФНС России в качестве одного из способов ведения финансово—хозяйственной деятельности с высоким налоговым риском: ]]>https://www.nalog.ru/rn77/taxation/reference_work/conception_vnp/]]>). В таких случаях налоговому органу необходимо установить принадлежность фирмы—однодневки (поставщику или покупателю) и это доказать.

Об умышленном приобретении налоговой выгоды, согласно позиции ФНС и СК могут также свидетельствовать подтверждённые доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств, известных должностным лицам организации—налогоплательщика:

  • невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, место нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг (например, продажа товаров или покупка, перепроизводство, если даже оно не планировалось, заключение договоров до момента государственной регистрации — договор был заключен в 2013 году, а государственная регистрация контрагента произошла в 2016 году);
  • отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, а также денежных ресурсов;
  • учёт для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учёт иных хозяйственных операций;
  • совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объёме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Влияет ли поведение в ходе проверки на выявление умысла в совершении налогового правонарушения?

Наталья Наталюк

Да, практика показывает, что на запросы налогового органа о предоставлении документов, обосновывающих налогооблагаемую базу, должностными лицами налогоплательщика предпринимаются меры к искажению учёта, замене фиктивных контрагентов аффилированными организациями, должностные лица, которые ориентированы на подтверждение фиктивных отношений с налогоплательщиком.

В связи с расхождением данных предпроверочного анализа с данными, представленными налогоплательщиком в ходе налоговой проверки, если есть основания полагать, что налогоплательщиком умышленно произведена замена документов, то налоговый орган может:

  • провести анализ представленных документов, выявить факты искажения учета, истребовать регистры бухгалтерского и налогового учета как налогоплательщика, так и аффилированных к нему организаций, на которые произведены замены;
  • допросить представителей вновь введенных организаций о взаимоотношениях с налогоплательщиком;
  • проанализировать расчеты между лицами по факту якобы выполненных работ (оказанных услуг), который наглядно демонстрирует факт отсутствия расчетов по счетам, при этом исполнение обязанностей прикрывается фиктивными взаимными зачетами встречных требований.

Что будет, если умысел будет выявлен?

Наталья Наталюк

Если будет доказан факт наличия умысла при совершении нарушения, то это влечет:

  • увеличение штрафа для компании (с 20% до 40% от неуплаченной суммы налога),
  • улучшение уголовно—правовой перспективы материалов, которые направляются в следственные органы.

Следует обратить особое внимание на Приложения № 1 и № 2 к Методическим рекомендациям. В них приведены перечни вопросов, подлежащих обязательному выяснению у сотрудников и у руководства по выбору контрагентов, процедуре подписания договоров, учету товарно-материальных ценностей при проведении проверок. Это и есть часть тех каверзных вопросов, которые задают налоговые органы руководителям, работникам компаний-налогоплательщиков.

Страховка от налоговых рисков — новый тренд

На конференции прозвучало, что бизнесу пора менять свое «налоговое мировоззрение»: чтобы не только сохранять свое дело, но и успешно развивать его без страха налоговой проверки. Как можно минимизировать и исключить налоговые риски для организации?

Маргарита Дружинина

Компаниям нужно быть максимально внимательными к проводимым хозяйственным операциям и выбору контрагентов, согласно тенденциям в налоговой сфере и данным налоговой статистики.

Прозрачность информационной системы, с одной стороны, позволит налоговым органам практически дистанционно выявлять операции, в которых видны признаки налоговой схемы. С другой стороны, может снять нагрузку с добросовестных налогоплательщиков.

Анализ проводимых и планируемых операций позволит наладить управление налоговыми рисками в компании и вовсе не попадать в зону внимания налоговых органов.

Сейчас, как никогда раньше, важно предотвратить потери, найти легальный способ разрешения ситуации до возникновения проблемы, и открыть законные финансовые внутренние резервы бизнеса для его развития. Это возможно на практике при помощи эффективно работающей системы внутреннего контроля в организации. При этом также эффективно делать это с привлечением профессионалов, которые проводят системный комплексный анализ деятельности компании, выявляют ошибки и помогают их своевременно скорректировать.

Как показывает практика и опыт нашей компании, превентивные своевременные меры сводят налоговые риски к минимуму. Например, компания с миллиардными оборотами после проведения комплексного системного аудита по результатам выездной проверки получила решение о доначислении налогов только в размере 2,6 млн. рублей (это меньше минимального по статистике уровня почти на 14 млн. рублей), и то по надуманным налоговой инспекцией основаниям. И эти доначисления мы успешно «отбили» в досудебном порядке.

Мы даем страховку от претензий ФНС на 3 года. Наша ответственность застрахована СПАО «ИНГОССТРАХ» на 55 млн. руб. И если после работы с нашей компанией на клиента все-таки были наложены взыскания, которые он погасил, то мы за счет страховки возмещаем клиенту сумму уплаченных штрафов и пеней (до 10 млн. руб. по одному договору).

Подробнее

Я полагаю, сегодня крайне важно своевременно выявлять налоговые риски — до того, как налоговый орган их обнаружит и назначит выездную проверку. Это эффективная защита бизнеса и уверенность в завтрашнем дне.

]]>Профилактика "налоговой болезни — ЗОЖ для бизнеса]]>