Налоговый ЗОЖ: как следить за финансовым здоровьем бизнеса

13 сентября 2018
10 сентября управляющий партнер «Правовест Аудит» Маргарита Дружинина и зам. руководителя отдела консалтинга компании Виктория Варламова приняли участие в эфире программы «Деловой Гамбит» на радио «Медиаметрикс». Предлагаем вашему вниманию актуальную информацию о налоговом контроле.
Видео
Деловой Гамбит. Налоговый ЗОЖ: как следить за финансовым здоровьем бизнеса, 44 мин.

Екатерина Ярцева: Добрый вечер, дорогие друзья! В эфире — «Деловой Гамбит», и я — его ведущая: Екатерина Ярцева. Сегодня у нас тема «Налоговый ЗОЖ». Приветствую наших прекрасных гостей: это Маргарита Дружинина — собственник, управляющий партнер компании «Правовест Аудит» и амбассадор бизнес-сообщества «Атланты»; Виктория Варламова — главный эксперт по налогообложению и бухгалтерскому учету компании «Правовест Аудит», аттестованный аудитор и советник налоговой службы II ранга.

Виктория Варламова: Добрый вечер!

Маргарита Дружинина: Добрый вечер!

Екатерина Ярцева: Друзья, социальная реклама из 1990-х нам говорила: «Заплати налоги и спи спокойно». Но в наше время просто заплатить налоги и спать спокойно не получается. Главное — правильно заплатить налоги. Сегодня мы поговорим об этом с нашими гостями.

Эффективность налоговых проверок растет. С каждым годом все больше и больше налогов собирает государство с предпринимателей. В 98% случаев налоговая проверка находит недочеты и неправильно начисленные налоги. Что же такое «налоговый ЗОЖ»? Чем он хорош? Зачем он нужен? Может быть, просто дождаться «письма счастья» из налоговой, а до этого особо не задумываться о профилактике налоговых рисков?

Маргарита Дружинина: Добрый вечер, друзья! Спасибо Екатерине за приглашение на передачу. Сегодня мы в течение 43 минут попытаемся приоткрыть тему «налогового ЗОЖ»: то, как мы видим ее, как практики.

«Правовест Аудит» — это аудиторско-консалтинговая компания, которая с 2005 года помогает предотвращать ошибки бизнесу в бухгалтерском и налоговом учете. В 2018 году мы запустили термин «налоговый ЗОЖ». Сейчас актуальна тема, жить долго, активно и счастливо. Что будет являться для бизнеса конкурентным преимуществом, чтобы гарантировать себе устойчивое развитие, несмотря на усиление налоговой нагрузки, прозрачность контрольной среды? Чтобы не быть голословной, я бы передала слово Виктории Варламовой, которая имеет опыт, как эксперт в нашей компании, а также опыт работы в налоговых органах. Виктория, тебе слово.

Виктория Варламова: Спасибо. Сейчас мы видим, что самое главное, это не попасть под выездную налоговую проверку. Екатерина уже сказала, что доначисления растут. Налоговая приходит, как правило, не просто так. Недавно руководитель ФНС, Михаил Мишустин сказал, что, в первую очередь, под выездную налоговую проверку попадают те, кто применяют схемы уклонения от налогообложения, а также те, кто совершает ошибки и не хочет их исправлять в рамках камеральной проверки.

У налоговых органов есть технологии, которые совершенствуются с каждым годом. По сути, современная компьютерная программа может определить, какие нарушения есть у налогоплательщика, применяет ли он схемы уклонения от уплаты налогов и сколько налогов он не заплатил.

Все взаимозависимые компании видно. В соответствии с методическими рекомендациями Центробанка, банки должны следить за своими клиентами. Если они видят какие-то сомнительные операции, то информацию передают в Росфинмониторинг и Центробанк, оттуда информация поступает и в налоговые органы.

Те схемы, которые раньше работали, сейчас уже не работают. Видно искусственное дробление бизнеса, «обнальные» компании. Налоговая приходит с выездной проверкой только после предпроверочного анализа. Как сказала одна бухгалтер: «Осталось только сдать медицинские анализы», а так про нас все уже знает налоговая.



Налоговый ЗОЖ: в чем его ценность

Маргарита Дружинина: Именно поэтому, видя прозрачность в контрольной среде (взять хотя бы АСК-НДС, онлайн-кассы, чипирование товаров и пр.) мы добавили к «классическому» аудиту профилактику налоговых рисков. Мы проводим Комплексный аудит, подтверждая бухгалтерскую (финансовую) отчетность компании и выдавая аудиторское заключение по итогам года с углубленной проверкой налогов (с проверкой выходим 2-3 раза в год: по итогам полугодия, 9 месяцев и года). Мы стараемся до сдачи налоговой отчетности проверить, чтобы все налоги были уплачены правильно, и документация была оформлена должным образом. Если в компании все исправлено, сделано, как следует, то с нашей стороны, это гарантия отсутствия претензий попадания в предпроверочный анализ налоговой.

Екатерина Ярцева: Правильно ли я понимаю, что Комплексный аудит включает традиционную аудиторскую проверку, консультации налоговых экспертов и юристов? Если Вы выдали мне аудиторское заключение, а потом у меня возникли проблемы с налоговой, я не остаюсь один на один с этими проблемами? Вы в таких случаях «берете меня за руку» и мы вместе через все проходим?

Маргарита Дружинина: Да, посредством Комплексного аудита в течение года, из квартала в квартал, аудиторы помогают бухгалтерии и проверяют, удостоверяются, что все сделано так, как нужно. Приятным бонусом служит страховка от налоговых претензий, действующая в течение трех лет (это весь срок претензий по проверяемому нами периоду). Мы «ведем за руку» наших клиентов, помогаем им правильно отвечать на запросы налоговой. Есть немало случаев того, как нам удалось защитить бизнес финансово и юридически, без потерь.

Виктория Варламова: Приведу пример, как компания потеряла свой бизнес. Почему? Директора вызвали в налоговую инспекцию на комиссию. Говорят: «Мы нашли у Вас в контрагентах фирму-„однодневку“. Представьте за 2014 год уточненные декларации по налогу на прибыль и НДС. В противном случае, мы выйдем к Вам на выездную проверку и доначислим налоги за все годы». Чтобы вы понимали, глубина налоговой проверки — 3 года. Значит, сейчас, в 2018 году, налоговые органы могут проверять 2015, 2016 и 2017-й. Директор жутко перепугался, дал указание представить «уточненки» за 2014 год. Там вышла значительная сумма к доплате. Компания не смогла уплатить эти налоги. В конечном итоге, подала на банкротство. Вопрос к знатокам: «А зачем они представили уточненную декларацию за 2014 год?» Если бы компания посоветовалась с налоговыми юристами, то ей бы сказали, что этого делать не нужно. Провести выездную проверку за 2014 год в 2018 году налоговый орган не может.

Тут же хочу привести другой пример. На семинаре, который проводит наша компания, одна бухгалтер сказала: «Мне тоже звонят и настоятельно рекомендуют убрать расходы и вычеты. Я поняла, что это незаконно. Записала разговор на диктофон и отправила жалобу в Федеральную налоговую службу». После того, как бухгалтер пожаловалась, приложив записи, ей больше никто не звонил и ничего не рекомендовал. Все требования присылают только в письменном виде в соответствии с законодательством. Дают справки об отсутствии задолженности вовремя, без всяких претензий.

Конечно, налогоплательщик сам выбираем тактику поведения с налоговой инспекцией. Но, когда ты уверен, что у тебя все правильно, то можешь и так себя вести, как этот бухгалтер. Надо платить законные налоги, но не переплачивать.

Маргарита Дружинина: В связи с этим, у меня вот какая аналогия появилась. Вспомните, уважаемые автолюбители: когда вас последний раз останавливал гаишник? Сейчас превышение скорости, выезд на встречку, парковка на газоне влекут за собой автоматическое начисление штрафа. Тебе даже скидку дают на то, чтобы это сделать вовремя.

Мы видим, что цифровизация экономики происходит и в контрольной среде. В налоговой сфере все идет в ту же сторону. Любые отклонения видны, высвечиваются и договориться становится невозможно, потому что компьютер показал зону риска, а база в ФНС — единая!

Маргарита Дружинина
Управляющий партнер «Правовест Аудит»

Виктория Варламова: Екатерина спросила, зачем нужен ЗОЖ — Здоровый образ жизни. Как раз Маргарита привела один из примеров. Некоторые спрашивают, зачем я сейчас буду платить налоги. Налоговая придет, все равно что-то доначислит. Во-первых, налоговая просто так не придет, то есть она придет только в том случае, если для этого есть повод (налоговой службе не нужны безрезультативные проверки). Во-вторых, у налоговиков есть план по доначислению. Как уже говорилось, компьютер и отдел предпроверочного анализа рассчитали, сколько компания не доплатила налогов и, если кто-то думает, что с инспекцией удастся договориться, то, на мой взгляд, и практика это доказывает, сделать это практически невозможно.

Усиление налогового контроля. Как оценить свои зоны риска бизнесу

Екатерина Ярцева: Я так понимаю, что цифровой налоговый контроль проводится в рамках цифровой экономики. Под него все попадают. Что тогда делать? Может быть, это зависит от отрасли? Есть ли какие-то маркеры, на которые мне нужно пристально смотреть, как руководителю? Как мне оценить свои зоны риска?

Маргарита Дружинина: Здесь я могу сказать, коллеги, что под налоговый контроль, прежде всего, попадают малый, средний и крупный бизнес. Микро-бизнес пока еще не под контролем, хотя информация о нем уже собрана. Сильно нужно смотреть за текущей налоговой нагрузкой, и тут даже неважно, какая сфера деятельности.

В тоже время, если есть 3 индивидуальных предпринимателя и одна фирма у них еще на общей системе налогообложения, все сидят в одном месте, один штат сотрудников и ключ от клиент-банка с одного IP-адреса, то это будет считаться одним бизнесом. Это будет умышленный уход от налогообложения, а там — 40% штрафы и умысел, который влечет уголовную ответственность. Знаете, от какой суммы начинается для бизнеса уголовная ответственность?

Екатерина Ярцева: 5 млн. руб.

Маргарита Дружинина: Да, уголовная ответственность может наступить за неуплату налогов от 5 млн. руб.

Виктория Варламова: Также контролирующему лицу, который реально управляет компанией, может грозить субсидиарная ответственность. И материальная ответственность, которую можно взыскать в судебном порядке.

Сейчас нельзя просто так бросить компанию, не уплатив налоги. Налоговая везде найдет долги фирмы. Активно развивается судебная практика, в результате которой взыскивают налоговые долги с физических лиц: тех, кто был реальным выгодоприобретателем компании. И это необязательно должен быть гендиректор или учредитель. Это может быть формально посторонний человек для организации.

Маргарита Дружинина: Каждый случай индивидуален. Все время происходит игра, как в «казаки-разбойники». Бизнес что-то придумывает, налоговые органы это отслеживают. То, что вчера было здорово и работало, сегодня рассекречивается и используется против налогоплательщика.

Мы, как аудиторы и эксперты, которые постоянно отслеживают не только новшества законодательства, но и судебную арбитражную практику, видим: если раньше споры в пользу налоговой и бизнеса были примерно пополам, то на сегодняшний день 86% споров с налоговой инспекцией кончаются выигрышем налоговой. Просто задумайтесь, 86% выигранных споров говорят о том, что лучше дела до суда не доводить. В нашей практике, когда защищаем интересы клиентов, мы стараемся урегулировать до 90% споров в досудебном порядке. Стараемся приводить такие аргументы, чтобы снять претензии, дать нужное обоснование и закрыть спор с минимальными доначислениями. Что показывает наша практика?

Статистика доначислений стремительно растет: по Москве минимальные потери бизнеса около 20 млн. руб., а в среднем — это уже 65 млн. руб. за одну выездную налоговую проверку.

Екатерина Ярцева: Судя по цифрам, которыми мы апеллируем, возможно, что после такой проверки придется и бизнес закрыть. А может компания прекратит свое существование, потому что суммы доначислений, конечно, выходят гигантские.

Виктория Варламова: Да, именно поэтому многие компании сейчас взяли курс на обеление бизнеса. Хотят жить в белую, потому что, как говорилось в рекламе, честным быть выгодно. Причем, со всех сторон.

У вас программа называется «Деловой гамбит». Гамбит — когда мы отдаем что-то небольшое, чтобы потом получить какие-то преимущества. Если провести параллель с нашим Здоровым образом жизни, то мы отдаем схемы уклонения от уплаты налогов, которые кто-то применял, платим налоги (возможно это дополнительные расходы). Но в итоге, снижаем налоговые риски. Риск, в том числе, потери бизнеса и приостановления деятельности компании. Даже если мы не потеряем бизнес, то пока будет идти проверка, компания выйдет из привычного ритма. Снижаем риск закрытия расчетного счета. Уплачивая налоги, мы снимаем поводы для выездной налоговой проверки.

На мой взгляд, Здоровый образ жизни дает конкурентные преимущества компании. Сейчас налоговая, по сути, переложила ответственность за проверку бизнеса на самих налогоплательщиков, то есть с недобросовестными налогоплательщиками (сомнительными контрагентами) работать не хотят.

Виктория Варламова
Заместитель руководителя отдела консалтинга, главный эксперт по налогам и бухучету

Например, если моя компания заключает договор поставки, я должна выяснить, платит ли мой прямой контрагент налоги? Есть ли у него работники и оборудование, позволяющее осуществить поставку товаров или оказать мне услуги? В противном случае, если мой контрагент не уплатит налоги по моим поставкам или окажется, что поставку осуществлял не он, а какая-то другая организация, именно моей компании предъявят претензии налоговики, то есть мне придется доказывать, что расходы и вычеты по такому контрагенту я учла правомерно. Мало кто из компаний хочет работать с недобросовестными налогоплательщиками. Средние и крупные фирмы смотрят на налоговую репутацию контрагентов. Собирают информацию о них. И всем следует делать тоже самое.

Так, с 1 августа на сайте Федеральной налоговой службы можно посмотреть информацию о применяемой системе налогообложения и средсписочной численности контрагента. Если в компании ООО «Ромашка», с которой я хочу заключить договор, среднесписочная численность — 1 человек, то, скорее всего, я с ней не буду работать. 1 человек не окажет услуги. Ко мне будут претензии. Зачем они мне?

Также на сайте ФНС РФ с 1 октября можно будет посмотреть информацию о сумме уплаченных налогов: сколько налогоплательщики за 2018 год заплатили в бюджет; должны открыть информацию о бухгалтерской отчетности, то есть о расходах и доходах по бухгалтерскому учету. А с декабря планируют раскрыть информацию о недоимках по налогам. Так что, по сути, мы всю информацию о контрагентах будем знать.

Кроме того, давно есть программы «Проверь контрагента». Там видно, где контрагент зарегистрирован, какой у него налоговый рейтинг. Прежде чем заключать сделки, мы должны своих контрагентов проверять.

Екатерина Ярцева: Это удобно, чтобы контрагенты проверяли друг друга. Таким образом, с налоговой снимается часть задач. Аудиторская, как и налоговая проверка, — тоже определенная тайна. Она будет раскрываться? Если компания проводит аудит и налоговая может потребовать результаты аудита, это будет открыто или не будет?

Виктория Варламова: Вопрос связан с изменениями в НК РФ. Многие клиенты говорят: «Вот, Вы нас проверите. Вдруг что-то найдете, настучите в налоговую». На это отвечу, что опасаться нечего. С 1 января 2019 года в Налоговый кодекс вносятся изменения, и налоговая будет вправе истребовать у аудиторских компаний только те документы, которые они не получили от самого налогоплательщика. Возникает вопрос: «Что это за налогоплательщик, который не представил документы в налоговую? Это тот, который от них скрывается? Недобросовестный налогоплательщик?» Обычные компании сами представляют документы в налоговую, а значит, у налоговых органов нет необходимости запрашивать документы в аудиторских компаниях. Кроме того, мы должны представить только те документы, которые у нас есть. Понятно, что у нас может не быть материалов, которые хочет видеть налоговая инспекция. Аудиторское заключение — не тайна. Оно представляется в органы статистики, публикуется на сайте компании и на федеральном ресурсе.

Истории успеха, реальные кейсы, примеры

Маргарита Дружинина: Я бы хотела здесь сделать акцент, что на сегодняшний день, если вы пользуетесь услугами аудиторов, это уже очень здорово. Вы видите некий взгляд со стороны, потому что тысячи изменений сыпятся на голову главных бухгалтеров, финансовых директоров. Человек хорошо либо ведет учет и оформляет текущие операции, либо отслеживает изменения, вычисляет их влияние. Две функции соблюдать довольно сложно.

В нашей компании работают в плотной связке аудиторы, налоговые консультанты, специалисты по трудовому праву, налоговые юристы. Мы создаем множественный взгляд на изменения законодательства и то, как это должно быть в бизнесе.

У нас 500 аудитов в год. Это говорит о том, что сегодня мы провели несколько сотен аудиторских проверок, нашим юристам задали десятки вопросов. Мы каждый день «точим ножи», ищем ответ, как защитить компании от возможных претензий. Делаем «перекрестное опыление» и собственно в этом есть наша миссия. Пройдя в «Правовест Аудит» Системный комплексный аудит, Вы будете уверены, что мы посмотрели учет, «первичку», налоги и даже дали советы по налоговому планированию.

Наш основной фокус — тщательно посмотреть налоги. Тогда выдаем страховку от налоговых претензий. Что она значит? Как сказала Екатерина, мы проведем клиента «за ручку», если возникнет любой вопрос из налоговой службы. Наши юристы поддержат, помогут, скажут, как правильно дать пояснения, чтобы все вопросы были сняты. Если же налоговая доначислит какие-то штрафы, то мы несем ответственность, что не увидели нарушений или дали рекомендации, а они не сработали. В таких случаях, мы отвечаем финансово и компенсируем убытки клиента в размере штрафов и пени, которые возникли из-за недосмотра. Для этого у нас предусмотрена страховка, по одному договору страховая сумма составляет 10 млн. И в этом нас поддержал «Ингосстрах». А «Ингосстрах», как Вы знаете, платит всегда.

Виктория Варламова: И абы кого не страхует.

Маргарита Дружинина: Да, у нас есть эксклюзивные условия страховки, поэтому мы, как аудиторы и юристы, делаем все, чтобы не было претензий. Каждый должен заниматься своим делом.

Бизнес завоевывает новые рынки. Мы, как эксперты и аудиторы, качественно делаем свою работу: оберегаем, помогаем бухгалтерии и гарантируем собственнику зашиту от неожиданных финансовых потерь, связанных с налогообложением.

Екатерина Ярцева: Хотелось бы какую-нибудь историю успеха услышать. Конечно, без названия компании. Просто какой-то пример, кейс. Чем невероятнее, тем лучше.

Маргарита Дружинина: Возможно, тот случай, где переплата более 30 млн. руб. Виктория, удивите нас.

Виктория Варламова: Да, был такой случай. Чтобы было понятно расскажу с цифрами. Компания купила недвижимость. Ей предъявили 40 млн. руб. — НДС по недвижимости и 40 млн. руб. — НДС по товарам, работам, услугам. Итого: 40 и 40 — 80 млн. руб. Компания крупная. У нее начисления за квартал — 50 млн. руб. НДС. К вычету она может принять 80 млн. руб. Что получается? Получается начислено 50 минус 80. Из бюджета нужно вернуть (возместить) 30 млн. руб.

Какова реакция налоговой службы на декларацию, где плательщик, по сути, просит вернуть ему 30 млн. руб. из бюджета. Звонит инспектор, спрашивает: «Зачем Вы представили нам такую декларацию? Уберите вычеты. Сделайте так, чтобы НДС был к уплате». Бухгалтер не хочет ссориться с налоговой и представляет уточненную декларацию, в которой убирает часть вычетов. Она убрала кусочек НДС по недвижимости: 40 млн. руб. приняла по товарам, работам, услугам и 5 млн. руб. — по недвижимости. 35 млн. руб. вычетов у нее осталось «висеть» по недвижимости.

Аудиторы спрашивают: «Зачем Вы так сделали? Если не хочется спорить с налоговой, то надо было заявить вычет по недвижимости, а по товарам — потом, принимать кусочками НДС в следующих кварталах». В Налоговом кодексе написано, что вычет НДС по основным средствам принимается к вычету в полном объеме, то есть Вы можете принять к вычету часть вычета по недвижимости, но тогда про другую часть, придется забыть. И, к сожалению, суды сейчас не на стороне налогоплательщика. Что посоветовали наши аудиторы? Представить уточненную декларацию и поменять вычет по товарам на вычет по недвижимости.

Аудит — это не только проверка отчетности. Мы можем выявить, даже переплату налогов. Был такой случай. Компания купила нежилое помещение для перепродажи. С товаров налог на имущество не платят, но компания решила, что раз у нее недвижимость, то нужно уплатить налог на имущество. Аудиторы выявили это и помогли возместить сумму налога на расчетный счет клиента.

Часто налогоплательщики рискуют заплатить за отсутствие «бумажек»: при проверке выявляется, например, что нет внутренних документов, которые бы подтверждали расходы. Наверное, у каждой компании есть служебный автомобиль. Но если нет путевых листов, то нельзя обосновать расходы на ГСМ и доказать, что автомобиль эксплуатировался именно по производственному назначению. Расходы на бензин и даже затраты на приобретение автомобиля в такой ситуации налоговая может убрать из расходов. Когда такие ошибки находят аудиторы, налогоплательщик своевременно составляет документы, необходимые для подтверждения расходов и может сэкономить на налогах и на штрафах.

Маргарита Дружинина: Хочу добавить, что, как и в любом деле, в любой профессии, мы можем часами рассказывать про инсайты, кейсы, примеры, но, как говорится, лучше один раз увидеть. Пользуясь случаем, я приглашаю заинтересованных собственников, которые хотят иметь конкурентное преимущество на рынке и смотрят вперед не на полгода, а на 3 / 5 / 10 лет, на выступления компании «Правовест Аудит» на больших «Атлантах» в Crocus City Hall 26-27 сентября. Основная тема этого года — «Бизнес в будущем». Что нужно сегодня сделать, чтобы завтра Ваш бизнес был более успешен? Мы расскажем про 5 фишек, которые уберегут от досадных ошибок, связанных с налогами.

Екатерина Ярцева: Спасибо Вам огромное. Время пролетело очень быстро. Тема бесконечная, бескрайняя и очень интересная. Беседуя с Вами, я пришла к выводу, что вопросами налогообложения и контроля за налогами должны заниматься профессионалы, потому что за всем уследить невозможно.

Маргарита Дружинина: Одна голова — хорошо, а три лучше.

Виктория Варламова: Я думаю, что не зря крупные компании содержат целый штат внутреннего аудита, который проверяет, в том числе, правильно ли бухгалтерия исчисляет налоги: не ошибается тот, кто ничего не делает. Любой замечательный бухгалтер может допустить ошибку.

Екатерина Ярцева: Спасибо Вам огромное, что пришли. Друзья, спасибо, что были с нами. До встречи через неделю. Всем хорошего вечера. Пока-пока!

Маргарита Дружинина, Виктория Варламова: До свидания!

Эффективность выездных проверок в 2017 году достигла 98%, а доначисления измеряются десятками миллионов рублей. Профилактика налоговых рисков, поиск эффективных финансовых решений – это профессиональный системный подход, способный гарантировать бизнесу защиту от внешних угроз и финансовое здоровье. Подробнее в презентации и видео.

Персональная письменная консультация
Наталья Игуш
аудит, due diligence
Виктория Варламова
Налоговый консалтинг
Вадим Чимидов
Досудебные и судебные налоговые споры
Татьяна Тарасова
Зарплата, НДФЛ, соцвзносы, кадровый аудит
Кирилл Неймарк
Налоговое планирование, налоговый консалтинг
Сергей Худяков
Гражданско-правовые и корпоративные споры
Кира Трунтаева
Возмещение НДС представительство в судах
Виталий Цапков
Налоговые проверки, возврат переплаты по налогам
Наталья Наталюк
Налоговые проверки и оспаривание их решений
Ольга Новикова
Консультирование по бухучету и налогам
Любовь Резникова
Учет, аудит и трансформация по МСФО, управленческая отчетность
Анна Козлова
аудит, консалтинг по бухучету и налогам
Михаил Болдин
аудит, консультирование по налогообложению и бухучету
Наталья Сапко
Аудит, методология и автоматизация учета
Наталья
Игуш
Публикации и мероприятия с участием эксперта
Виктория
Варламова
Публикации и мероприятия с участием эксперта
Вадим
Чимидов
Публикации и мероприятия с участием эксперта
Татьяна
Тарасова
Кирилл
Неймарк
Публикации и мероприятия с участием эксперта
Сергей
Худяков
Кира
Трунтаева
Виталий
Цапков
Наталья
Наталюк
Публикации и мероприятия с участием эксперта
Ольга
Новикова
Любовь
Резникова
Публикации и мероприятия с участием эксперта
Статьи
02 октября 2018
Как пройти аудит по МСФО?
Анна
Козлова
Публикации и мероприятия с участием эксперта
Михаил
Болдин
Публикации и мероприятия с участием эксперта
Наталья
Сапко
100%конфиденциально
15 500консультаций провели
100 000ошибок исправили
45экспертов-практиков
Тест для бухгалтера: знаете ли Вы о возможных рисках?
Пройти тест