«Подложные» декларации от неизвестных лиц: кто поможет налогоплательщикам?

12 ноября 2020

Решение АС города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 03.11.2020 поделу № А56-70896/2020

Компания (ОСНО) всегда представляла в инспекцию свои декларации по ТКС, подписывая их квалифицированной электронной цифровой подписью (ЭЦП). Все было прекрасно, пока компания не обнаружила, что в базе налогового органа содержатся сведения об уточненных декларациях по НДС, которые налогоплательщик никогда не направлял в инспекцию.

Компания обратилась в инспекцию с требованием аннулировать «фиктивные» декларации, указав, что налоговая отчетность всегда подписывается единственной ЭЦП гендиректора, а «подложные» декларации не подписаны данной ЭЦП и не могли быть ей подписаны, поскольку ключ ЭЦП находится у директора и он никому не передавался. Фиктивные декларации подписаны от имени компании ЭЦП неизвестного лица. Инспекция проигнорировала требование компании, что послужило основанием для обжалования бездействий налогового органа в вышестоящий налоговый орган, но безрезультатно.

Налогоплательщик обратился за помощью к представителям Фемиды, но и тут не нашел поддержки. Суд сослался на отсутствие у инспекции оснований для отказа в приеме деклараций, поскольку у инспекции есть бумажная доверенность (поступившая через бокс для приема входящей корреспонденции), наделяющая неизвестного компании гражданина полномочиями передавать налоговую и бухгалтерскую отчетность по ТКС и подписывать ее ЭЦП от имени налогоплательщика.

Также отмечено, что аннулировать «подложные» декларации из системы учета не представляется возможным из-за отсутствия соответствующих законодательных механизмов, предусмотренных налоговым законодательством и программным обеспечением АИС Налог-3. При этом предложено компании представить уточненные декларации.

Обращает на себя внимание ссылка суда, на непредставление компанией доказательств обращения в правоохранительные органы по факту представления в инспекцию от ее имени «подложных» документов. И никого не смутило то, что о наличии некой бумажной доверенности налогоплательщик узнал только в зале суда.

Печалит, что таких историй становится все больше на практике. Хочется надеяться, что в этой истории еще не поставлена жирная точка и будет удачное ее продолжение.