Налоговый долг компании в 22,3 млн руб. будет платить ее директор

19 апреля 2021

Результатом выездной налоговой проверки компании стали доначисления более 22 млн руб. Налоговым органам удалось доказать, что компания использовала схемы ухода от налогообложения («обнал», «технические компании»).

После окончания проверки компания скрывала выручку на счетах других подконтрольных организаций и не уплатила доначисленные суммы. Поэтому налоговый орган подал заявление о ее банкротстве и о привлечении руководителя компании к субсидиарной ответственности.

Судебное решение
  • Постановление АС Уральского округа от 09.10.2020 года № Ф09-5759/20 по делу №А76-48521/2019 (отказное Определение ВС РФ от 30.12.2020 года № 309-ЭС20-20598)
  • О привлечении к субсидиарной ответственности руководителя компании по ее налоговым обязательствам
Результат
  • Судебный акт принят в пользу налогового органа

Ситуация

Налоговый орган указал, что избранная руководителем компании «бизнес-модель» повлекла занижение налогооблагаемой базы и в совокупности с необоснованным выводом денежных средств со счетов компании-должника, довела ее до банкротства.

В подтверждении того, что именно руководитель компании является контролирующим должника лицом (КДЛ), обязанным «погасить» налоговый долг компании приведены следующие аргументы:

  • Компания стала обладать признаками неплатежеспособности вследствие неправомерных действий ее руководителя, который не обеспечил исполнение обязанности компании по правильному исчислению, полной и своевременной уплате налогов, способствовал выводу денежных средств компании при наличии налогового долга.
  • Заключены сделки с компаниями, которые не имели реальной возможности для исполнения обязательств (нет квалифицированного персонала, имущества и транспорта), что являлось экономически нецелесообразным.
  • Осуществлен фиктивный документооборот с целью получения необоснованной налоговой выгоды в виде использования права на применение вычетов по НДС и завышения расходов при исчислении налога на прибыль по взаимоотношениям с 3 компаниями-контрагентами.

В ходе судебного разбирательства при признании незаконным решения инспекции о доначислениях по результатам выездной проверки не были представлены доказательства проверки деловой репутации контрагентов, их платежеспособности, наличия преддоговорной переписки, свидетельствующей о реальности взаимоотношений.

В погоне за любой налоговой экономией руководители часто недооценивают именно свои финансовые риски, не придают им должного значения. А практика диктует свои правила — за налоговые долги компании, если она не в состоянии рассчитаться перед бюджетом, отвечают КДЛ, в числе которых очень часто фигурирует руководитель компании

Наталья Наталюк
Советник налоговой службы РФ II ранга, ведущий юрист по налоговым и гражданско-правовым спорам «Правовест Аудит» , эксперт при Палате общественных уполномоченных по защите прав предпринимателей в г. Москве

Решение

Суд пришел к выводу, что руководитель должника подлежит привлечению к субсидиарной ответственности по его обязательствам перед налоговым органом в размере 22,3 млн руб., отметив следующее:

  • если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия КДЛ, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника (п. 1 ст. 61.11 Закона о банкротстве);
  • в действиях руководителя (КДЛ) имеются признаки недобросовестности (участие в налоговых схемах с привлечением технических контрагентов, сокрытие доходов компании после вынесения решения по результатам проверки, выставления требования об уплате налогов, пени, штрафов), которые стали причиной объективного банкротства компании и невозможности погашения требований налогового органа;
  • размер субсидиарной ответственности КДЛ равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр кредиторов (п. 11 ст. 61.11 Закона о банкротстве), т.е. доначислениям по результатам проверки и «выросшим» пени на недоимку — 22,3 млн. руб.

При вынесении решения о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности суд также обратил внимание на следующие факты:

  • контрагенты являлись «номинальными» организациями (госрегистрация произведена на лиц, фактически не являющихся учредителями, руководителями, финансово-хозяйственная деятельность не велась, по юридическому адресу не находятся);
  • не опровергнут факт участия компании в схемах ухода от налогообложения;
  • на допросах руководитель компании-должника затруднился ответить на большинство заданных вопросов по сделкам с контрагентами;
  • общая сумма денежных средств, перечисленных компанией сомнительным контрагентам, в дальнейшем выводилась на счета физических лиц («обнал»);
  • сама компания в проверяемом периоде располагала всеми необходимыми материальными и человеческими ресурсами и могла выполнять работы без привлечения сторонних (номинальных) организаций;
  • при наличии налоговой задолженности руководитель умышленно скрывал доходы компании, прося клиентов перечислять денежные средства на счета взаимозависимой компании, что препятствовало взысканию налогового долга.

Результат

Использование схем ухода от налогообложения и вывод денежных средств со счетов должника довели до банкротства компанию, а ее руководителя до «субсидиарки» в размере 22,3 млн. руб. И эти немалые деньги он будет платить из своего кармана.

Задумываясь о применении агрессивного налогового «схематоза» следует помнить, что сиюминутная экономия может привести к значительным финансовым потерям, в т.ч. для руководителя компании. А для снижения налогового бремени стоит рассмотреть возможность применения законных преференций, предусмотренных НК РФ.

Оптимизируйте налоги законными способами
Консультанты, аудиторы и налоговые юристы компании «Правовест Аудит» помогут выявить не только налоговые риски компании, но и финансовые резервы, подскажут, как грамотно воспользоваться преференциями, предусмотренными НК РФ.
Рассчитать стоимость