Оспорены обвинения в искусственном дроблении бизнеса и доначисления на 20 млн руб.

25 ноября 2021

ЗАО Промышленно-торговая фирма «Пекоф» (далее — Общество) занималось производством сумок и аналогичных изделий из кожи.

Налоговый орган посчитал, что Общество раздробило бизнес на несколько компаний, чтобы сэкономить на налогах и по результатам выездной налоговой проверки Обществу были доначислены НДС, налог на прибыль, налог на имущество, пени и штраф (40%) на общую сумму около 20 млн руб.

Судебное решение
  • Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 04.08.2021 г., Постановление 11ААС от 21.04.2021 г., Решение Арбитражного суда Пензенской области от 11.02.2021 по делу №А49-4003/2020
  • О признании незаконным решения налогового органа по результатам выездной налоговой проверки
Результат
  • Судебные акты приняты в пользу налогоплательщика

Ситуация

Основанием для доначислений послужил вывод налогового органа о создании Обществом схемы ухода от налогообложения посредством «дробления бизнеса» с использованием шести взаимозависимых юридических лиц, применявших УСН и ЕНВД (ООО «Вергинэ», ООО «Пекофф», ООО «Пекоф ЛТД», ООО «Чембар», ООО «Пекоф», ООО «ТД «Пекоф»).

По мнению налогового органа, о создании Обществом схемы «дробления бизнеса» свидетельствуют следующие обстоятельства:

  • Спорные юридические лица располагались по одному адресу, имели общую материальную базу, единую бухгалтерию, кадровую политику, а также осуществляли один вид предпринимательской деятельности; использовали единые телефонные номера, один адрес электронной почты, один сайт в сети Интернет, а также один товарный знак;
  • Выручка от розничной продажи возвращалась в Общество в виде беспроцентных займов;
  • Подконтрольность и взаимозависимость всех спорных юридических лиц одному физическому лицу, которая выступал руководителем Общества и учредителем в таких юридических лицах; и др.

Тем самым, по мнению налогового органа, Общество, создав и используя фиктивный документооборот, путем согласованных действий с подконтрольными юридическими лицами, имитировало хозяйственную деятельность этих лиц по производству и реализации товаров, фактически осуществляя реализацию собственных товаров с целью минимизации налоговых обязательств по НДС, налогу на прибыль организаций, по налогу на имущество.

В рассматриваемом деле налогоплательщик, прежде всего, смог убедить суды в наличии деловых целей создания каждого юридического лица, входящего в группу, что во многом предопределило положительный для налогоплательщика исход спора.
Виталий Цапков
Ведущий налоговый юрист, эксперт по сопровождению налоговых проверок и судебному представительству в спорах

Решение

Между тем арбитражные суды всех трех инстанций признали незаконным вывод налогового органа о наличии схемы «дробления бизнеса», отметив, что создание взаимозависимых юридических лиц было обусловлено именно реальными деловыми целями, а не созданием схемы по уклонению от уплаты налогов путем дробления бизнеса. При этом арбитражные суды обратили внимание на следующие обстоятельства:

  • История компании «Пекоф» началась в 1956 году, когда в г. Пензе на базе артели была создана Пензенская кожгалантерейная фабрика, «ПЕКОФ» — марка модной кожгалантереи; при этом Общество было создано в процессе приватизации Пензенской кожгалантерейной фабрики в 1992 г., с указанного времени местом нахождения Общества является г. Пенза, ул. Чаадаева, 121;
  • Создание в 1998 году ТД «Пекоф» объяснялось тем, что с целью снижения себестоимости продукции, увеличения показателя продаж и доходности производства акционерами Общества было принято решение о выделении подразделения, занимающегося розничной продажей продукции и создании самостоятельного юридического лица. Образование ТД «Пекоф» позволило Обществу не отвлекать денежные средства на содержание торговых точек (расходы по аренде помещений, приобретению торгового оборудования и пр.), а также на содержание персонала (заработная плата и т.п.);
  • Создание в конце 2003 года ООО «Вергинэ» было связано с запуском совместного проекта с итальянским производителем кожаной продукции, которым было выдвинуто требование о создании в России самостоятельного юридического лица для передачи ему права выпускать продукцию по итальянским технологиям и под итальянским брендом (с запретом работать под другими брендами, включая бренд «ПЕКОФ»); в подтверждение данного обстоятельства у Общества имелись бизнес-план, договор о намерениях и др.;
  • Необходимость образования других юридических лиц шло в русле договоренностей с региональными властями в Пензенской области (в частности, было установлено, что Правительство Пензенской области неоднократно собирало руководителей организации и предлагало организовать производство в области, предлагало организовывать самостоятельные организации, помогать им в становлении, что не рассматривалось как дробление бизнеса);
  • Все спорные юридические лица вели раздельный бухгалтерский учет, имели отдельные балансы, собственный персонал, оборудование, отдельные расчетные счета, заключали и исполняли от своего имени сделки и по итогам своей предпринимательской деятельности самостоятельно уплачивали налоги, а также несли расходы по оплате аренды помещений и оборудования, выплате заработной платы, оплате коммунальных услуг и т.д. При этом фиктивность выполнения персоналом своих трудовых обязанностей налоговым органом не выявлена и не доказана;
  • Анализ банковских выписок спорных юридических лиц свидетельствует о выдаче займов на возвратной основе и их возврате займодавцам; фактов невозвращения Обществом полученных им заемных средств налоговый орган не установил.

Также арбитражными судами отдельно обращено внимание на тот факт, что ранее налоговым органом уже проводилась выездная налоговая проверка в отношении Общества, на момент проведения которой уже функционировала часть лиц (ТД «Пекоф», «Пекоф», «Вергинэ»), а при проведении последующей выездной проверки существовали уже все спорные юридические лица. Однако выводов о создании Обществом схемы «дробления бизнеса» с участием указанных организаций в решениях по результатам таких выездных проверок налоговым органом сделано не было.

В настоящем деле арбитражные суды применили разъяснения Верховного Суда РФ, изложенные в пункте 4 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением глав 26.2 и 26.5 НК РФ в отношении субъектов малого и среднего предпринимательства, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ от 04.07.2018 (далее — Обзор практики от 04.07.2018).

Так, согласно указанным разъяснениям сам по себе факт подконтрольности нескольких контрагентов одному лицу не может являться основанием для консолидации их доходов и, соответственно, не дает достаточных оснований для вывода об утрате права на применение упрощенной системы налогообложения обществом и его контрагентами, если каждый из участников группы компаний осуществляет самостоятельную хозяйственную деятельность и несет свою часть налогового бремени, относящегося к этой деятельности.

Более того, в Обзоре практики от 04.07.2018 Верховным Судом РФ сформулированы критерии, согласно которым при оценке обоснованности налоговой выгоды судом могут учитываться такие обстоятельства, как: особенности корпоративной структуры (история создания взаимозависимых лиц, причины их реорганизации и др.), практика принятия управленческих решений внутри группы взаимозависимых лиц, использование общих трудовых и производственных ресурсов, особенности гражданско-правовых отношений внутри группы.

В этой связи, проанализировав историю создания группы компаний «ПЕКОФ» и наличие деловых целей образования спорных юридических лиц, арбитражные суды учли, что модель хозяйствования, налогообложение которой было подвергнуто налоговым органом пересмотру, сложилась не одномоментно, а формировалась начиная еще с 90-х — нач.2000-х гг.; причем ни разу в ходе выездных проверок налоговый орган не подвергал сомнению как экономическую обоснованность такой модели хозяйствования в принципе, так и правомерность применения ее участниками специальных налоговых режимов.

Результат

Отметим, что налоговые претензии, связанные с темой «дробления бизнеса» остаются по-прежнему сверхактуальными в налоговой сфере.

При этом содержание рассматриваемого судебного спора в очередной раз подтверждает тот факт, что в налоговых спорах о дроблении бизнеса велика роль судейского усмотрения при оценке фактических обстоятельств конкретного дела, когда арбитражный суд один и тот же факт (совокупность фактов) может принять в качестве доказательства создания схемы «дробления бизнеса», а может посчитать его как не свидетельствующий о наличии таковой.

Следует отметить, что фабула рассматриваемого налогового спора свидетельствует о том, что при рассмотрении подобных налоговых претензий арбитражными судами внимание уделяется, прежде всего, следующим аспектам:

  1. Отсутствие признаков искусственного разделения единого производственного процесса, самостоятельный характер предпринимательской деятельности взаимозависимых с налогоплательщиком организаций.
  2. Обусловленность создания и функционирования взаимозависимых компаний целями делового характера, а не заведомой целью налоговой экономии (налогоплательщик должен объяснить, в чем заключается экономический смысл построения/разделения бизнеса определенным образом);
  3. Фактор исторического развития структуры группы взаимозависимых компаний, когда таковое абсолютно не преследовало цели искусственного дробления бизнеса (См., например, судебные постановления по делу №А28-5839/2016 (по заявлению АО «Вятка-ЦУМ»), включая Определение Верховного Суда РФ от 15.12.2017 № 301-КГ17-19644).
Оценивайте налоговые риски
каждой сделки
Налоговые юристы компании «Правовест Аудит» готовы оказать юридическую поддержку при оценке рисков и при ведении налоговых споров, в том числе основанных на налоговых претензиях по дроблению бизнеса.
Задать вопрос