Верховный суд РФ разъяснил, чем следует руководствоваться резидентам ОЭЗ при применении пониженной ставки по налогу на прибыль

01 декабря 2017

ОпределениеСудебной коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 02.11.2017 №306-КГ17-9355по делу №А55-12793/2016

Верховный Суд РФ подтвердил право налогоплательщика - резидента ОЭЗ (особой экономической зоны) применять пониженную ставку налога на прибыль в отношении внереализационного дохода в виде курсовой разницы, если такой доход возник на стадии инвестиций в деятельность налогоплательщика в ОЭЗ.

Предмет спора

Налогоплательщик (ООО «Озон Фарм») является резидентом промышленно- производственной ОЭЗ на территории Самарской области. В 2015 году им был получен доход в виде курсовой разницы в связи с приобретением валюты для закупки оборудования, используемого в производственной деятельности на территории ОЭЗ.

Руководствуясь ст. 284 НК РФ и Законом Самарской области от 07.11.2005 № 187-ГД, общество как резидент ОЭЗ, применило в отношении указанного дохода пониженную ставку по налогу на прибыль (а именно: 0%). Налоговый орган с таким подходом

Общества не согласился. Инспекция указала, что доход в виде курсовой разницы не относится к производственной деятельности налогоплательщика, не предусмотрен Соглашением об осуществлении деятельности в ОЭЗ. Следовательно, ставка 0% к нему не может быть применена. Соответствующий доход должен облагаться по общеустановленной ставке. Суды трёх инстанций поддержали позицию налогового органа. .

Выводы судебного акта

Переломить позицию инспекции и судов налогоплательщик смог только на уровне Верховного суда РФ (ВС РФ). ВС РФ отменил акты судов трёх инстанций и признал решение налогового органа недействительным. .

ВС РФ исходил из того, что резидент ОЭЗ не только ведет промышленно-производственную деятельность, но, прежде всего, осуществляет инвестиции и капитальные вложения, необходимые для ведения указанной деятельности. Для применения пониженной налоговой ставки резидентом ОЭЗ значение имеет объективная связь рассматриваемых доходов (расходов) с деятельностью налогоплательщика в ОЭЗ.

При этом суд отметил, что такая связь может иметь место уже на стадии инвестирования в объекты, которые будут использоваться в указанной деятельности резидента. ВС РФ отметил, что иной подход (который применили суды) приводит к невозможности применить пониженную ставку на стадии осуществления инвестиций. В то же время такая позиция не следует из законодательства и не соответствует целям поощрения, государственной поддержки инвестиций.

При этом ВС РФ подчеркнул, что при разрешении вопроса о применении пониженной ставки налога в отношении дохода от курсовых разниц необходимо установить:

  • реальное осуществление налогоплательщиком инвестиций;
  • целевое использование иностранной валюты, в связи с приобретением которой получена облагаемая налогом прибыль.

В рассматриваемом деле эти два фактора были подтверждены следующими фактическими обстоятельствами:

  1. Осуществление инвестиций было предусмотрено Соглашением об осуществлении промышленно- производственной деятельности в ОЭЗ
  2. Размер приобретенной иностранной валюты соответствовал стоимости закупаемого во исполнение Соглашения оборудования (что подтверждалось условиями контрактов на закупку);
  3. Иностранная валюта фактически использовалась на указанные цели, оборудование было закуплено;
  4. На выделенной обществу территории ОЭЗ велись работы, присутствовала строительная техника, т.е. осуществлялись капитальные вложения, предусмотренные Соглашением.

Указанные обстоятельства, по мнению ВС РФ, свидетельствовали о целевом использовании иностранной валюты и реальном осуществлении инвестиций в экономическую деятельность общества в качестве резидента ОЭЗ. Следовательно, пониженная ставка налога на прибыль была применена обоснованно.

Значение спора для налогоплательщиков

ВС РФ чётко сформулировал позицию, на которую необходимо ориентироваться резидентам ОЭЗ, налоговым органам и судам при разрешении вопроса о применении особых льготных условий в связи с осуществлением деятельности в ОЭЗ.

С одной стороны, ВС РФ призвал смотреть на область применения законодательства широко и не ограничивать сферу применения особых условий только непосредственно производственной деятельностью на территории ОЭЗ. Инвестиции, необходимые для осуществления деятельности резидента ОЭЗ, также учитываются в целях налогообложения прибыли с учётом норм, регулирующих налогообложения резидентов ОЭЗ.

С другой стороны, ВС РФ сформулировал требование, которое должно было быть соблюдено резидентом ОЭЗ при применении особых льготных условий к инвестиционным доходам/расходам. Из документов и фактических обстоятельств должна быть видна реальность инвестиций и их связь с деятельностью налогоплательщика как резидента ОЭЗ. При этом, по сути, бремя доказывания этого факта лежит на налогоплательщике.