Корпоративный конфликт как способ избежать субсидиарной ответственности

25 февраля 2021

Кредиторы, ранее выдавшие займы компании -должнику, обратились в суд в рамках дела о банкротстве с заявлениями о привлечении генерального директора и одного из участников компании -должника с долее 51%, являющегося отцом генерального директора, к субсидиарной ответственности. Кредиторы ссылались как на нарушение данными лицами обязанности по своевременной подаче заявления о банкротстве компании, так и на то, что в результате их действий должник не смог погасить требования кредиторов. Суды трех инстанций поддержали доводы кредиторов. Однако Верховный суд отменил все судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

Судебное решение
  • Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 28.09.2020 N 310-ЭС20-7837 по делу N А23-6235/2015
  • О привлечении генерального директора и одного из участников должника к субсидиарной ответственности в сумме более 75 млн руб.
Результат
  • Верховный Суд отменил судебные акты о привлечении к субсидиарной ответственности и направил дело на новое рассмотрение.

Ситуация

На протяжении всего рассмотрения дела ответчики (отец и сын) ссылались на то, что между ними и группой кредиторов, в которую входит один из участников компании-должника (доля 17%), имеется корпоративный конфликт. Более 90% всех предъявляемых требований принадлежит сторонам данного конфликта и по мнению ответчиков привлечение их к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве является ничем иным, как средством давления с целью компенсировать неудачно вложенные в бизнес денежные средства.

Суд первой инстанции не принял эти доводы во внимание и взыскал с отца и сына более 75 млн. рублей.

Суд мотивировал свое решение следующим.

Руководитель должника и его отец, являющийся участником компании-должника, не подали заявление о банкротстве, хотя должны были это сделать после возникновения признаков неплатежеспособности.

Кроме того, суд установил, что ответчиками были совершены убыточные сделки, которые привели к банкротству должника. Так, часть обязательств должника возникла в результате заключения договоров поручительства в обеспечение исполнения обязательств по договорам займа, заключенных между компаниями, подконтрольными отцу руководителя должника. Помимо этого, перед банкротством ответчики продали часть принадлежащих им долей самому обществу-должнику по завышенной цене. Апелляция и кассация согласилась с выводами суда первой инстанции и оставила решение без изменений.

Руководители компании в рамках дела о банкротстве могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, если их действия или бездействие привлекли к невозможности погашения долгов. Для минимизации таких рисков важно соблюдение действующего законодательства в процессе деятельности компании, грамотное ведение бухгалтерского и налогового учета, а также надлежащее юридическое оформление хозяйственных операций.

Сергей Худяков
Старший юрист по гражданско-правовым и корпоративным спорам

Решение

Ответчики оспорили решения нижестоящих судов в Верховном суде, который отменил все судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

В своем определении ВС РФ указал на допущенные нижестоящими судами при рассмотрении дела ошибки.

Но наиболее важный и интересный вывод ВС РФ сделал, оценивая влияние корпоративного конфликта на возможность привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности.

ВС РФ при рассмотрении дела установил аффилированность между кредитором, являющимся одним из участников компании-должника (с долей 17%), и другой группой кредиторов, которым совместно принадлежит основанная часть требований. Участник общества, заявивший иск о привлечении к субсидиарной ответственности, вместе с другим кредитором входили в совет директоров другого крупного кредитора, он же являлся директором по экономике и финансам в данной организации. Эти обстоятельства, по мнению суда, наряду с другими обстоятельствами свидетельствует об их общих экономических интересах и единой согласованной позиции в деле о банкротстве.

Таким образом, ввиду связанности этой группы кредиторов и их аффилированности с компанией-должником через его участника, а также их причастности по утверждению ответчиков к управлению должником, они не могут иметь статус независимых кредиторов.

Вместе с тем, право на подачу иска о привлечении к субсидиарной ответственности в рамках дела о банкротстве может принадлежать только независимым кредиторам, поскольку такое исковое требование противопоставляется лицам, управлявшим должником и контролировавшим его финансово-хозяйственную деятельность.

В подтверждении данного вывода ВС РФ сослался на абз. 3 п.11 ст.61.11 Закона о банкротстве, в соответствии с которым в размер субсидиарной ответственности не включаются требования, принадлежащие ответчику либо заинтересованным по отношению к нему лицам.

Предъявление подобного иска при таких обстоятельствах может быть расценено как попытка связанной группы кредиторов возвратить неудачно инвестированные в общество денежные средства через механизм привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности, который в свою очередь не может быть использован для разрешения корпоративных споров.

Если кредиторы полагали, что ответчики действовали во вред интересам общества, они имели возможность предъявить к ним соответствующий иск (в частности, о взыскании убытков, исключении из общества, об оспаривании сделок и др.) в соответствии с нормами корпоративного, а не банкнотного законодательства.

Кроме того, как уже говорилось, суд указал и на иные ошибки, в частности:

  1. Суды нижестоящих инстанций определяя размер ответственности ошибочно квалифицировали срок возникновения обязательства в качестве срока его исполнения.
  2. Суды определили дату возникновения признаков неплатежеспособности на основании заключения экспертизы. Однако такую дату может установить только суд, а не эксперт, так как это вопрос права, то есть судам следовало самостоятельно установить эту дату.
  3. Участник общества не может быть виновен в несвоевременной подаче заявления о банкротстве, так как на момент спорных отношений закон о банкротстве не предусматривал ни права, ни обязанности органа управления подавать такие заявления.
  4. Нижестоящими судами не установлен факт причинения вреда и иных негативных последствий для должника и кредиторов в результате действий ответчиков.

Результат

Подводя итог, отметим, что основной вывод ВС РФ заключается в том, что корпоративные конфликты нельзя решать, используя институт банкротства.

При привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности необходимо разделять требования аффилированных и независимых кредиторов. Связанные с должником лица не лишены права защитить свои интересы иным способом, например, в соответствии с нормами гражданского или корпоративного законодательства путем подачи иска о взыскании убытков, оспаривания сделок, исключения недобросовестных участников из общества.

Налоговые органы могут привлекать руководителей и собственников к субсидиарной ответственности за неуплату налогов.
Оптимальным решением для исключения рисков, в том числе связанных с возможным привлечением руководителей компании к субсидиарной ответственности, является проведение системного комплексного аудита в «ПРАВОВЕСТ Аудит» со страховкой от налоговых претензий, юридической защитой проверенного периода и компенсацией штрафов и пени в случае доначисления налогов в течении 3 лет. Мы имеем большой опыт в проведении финансового аудита крупных компаний, консультированию по правовым, налоговым и бухгалтерским вопросам, а также в решении налоговых споров. Чем раньше будут выявлены ошибки, тем больше шансов своевременно их исправить и исключить риски привлечения руководителей к субсидиарной ответственности.
Рассчитать стоимость